ПРЕЗЕНТАЦИЯ МЕТОДИКИ "7РАДИКАЛОВ"

 
 

ПОДРОБНО О МЕТОДИКЕ "7РАДИКАЛОВ"
  
Методика "7Радикалов" – Методика визуального распознавания характера людей и управления их поведением.

Данная методика позволяет по отдельным (как правило, наблюдаемым воочию, в режиме «реального времени») фрагментам поведения, получить целостное объективное представление о психологическом потенциале индивида. Прежде всего:

• о наиболее перспективных направлениях профессиональной самореализации;

• о целях и задачах во всех сферах социального взаимодействия, достижимых и решаемых с максимальной эффективностью;

• об индивидуально-психологических основах мировоззрения, системы социальных установок, ценностей и предпочтений;

• о ведущих содержательных тенденциях индивидуального стиля деятельности и общения.

Полученная точная, объемная и достоверная информация даёт возможность индивиду и его социальному окружению создавать оптимальные условия для реализации этого потенциала. Условия, в которых деятельность и общение протекают наиболее результативно, с наименьшими энергетическими и иными ресурсными потерями, на комфортном эмоциональном фоне.

В основе методики "7Радикалов" – так называемый клинический или, иначе, феноменологический подход к описанию форм и результатов поведения человека. Этот подход, как явствует из названия, возник и сформировался в психиатрической практике. Было замечено, что разнообразные поведенческие феномены, оцениваемые психиатрами, как симптомы (признаки) душевного заболевания, отчасти наблюдаются и у здоровых людей – адекватных, социально успешных.

Разумеется, у здоровых они не достигают маргинальной степени выраженности, они как бы «смазаны» по сравнению с болезненными проявлениями. И по своей сути феномены поведения больных и здоровых не тождественны, но аналогичны. Тем не менее, клинические наблюдения дали возможность утверждать: психическая болезнь не рождает новых качеств характера – она лишь усугубляет, доводит до крайности свойства некогда здоровой личности. "Болеет личность" – так говорят психиатры, анализируя своих пациентов. Из этого последовал и другой вывод: если болезнь не привносит ничего принципиально нового, значит, наблюдение за её симптомами – яркими, выпуклыми – может дать очень много информации о психической норме, о поведении психически здорового человека. И патологическая модель, в этом аспекте, даже более информативна: ведь то, что у больного очевидно, детализировано, неприкрыто – у здорового надо еще отыскать, выделить и очистить от наслоений других, присущих его личности, постоянных свойств и сиюминутных реакций. Эта гипотеза была подтверждена многолетней практикой. Клинический подход действительно позволил на основе информации, полученной при изучении душевнобольных, делать выводы о целях и средствах, характерных для поведения здоровых людей.

В рамках клинического подхода было накоплено множество данных об особенностях социального поведения.

Сформировалось представление о различных поведенческих тенденциях – устойчивых, определенных в своей сути, использующих характерные психологические инструменты и преследующих конкретные цели. Примером может служить демонстративная тенденция. По сути – это стремление выдавать желаемое за действительное (особенно, когда получение настоящих результатов проблематично). Инструменты, реализующие эту тенденцию, – всё, что служит привлечению внимания, впечатляющей демонстрации себя, своих достоинств и достижений. Например, яркая (модная, эксклюзивная) одежда, похвальба, вызывающие реплики и поступки. Цель демонстративной тенденции – получение реального вознаграждения за иллюзорный результат, за имитацию деятельности.

Для клинического подхода было важно показать содержательную связь между тенденцией здорового поведения и той патологической моделью, на которой аналогичные проявления (феномены) изучались в клинике. Эта связь отразилась в названии тенденций. Так, описанная выше демонстративная тенденция в рамках данного подхода получила название истероидной, поскольку изучена была на пациентах, страдающих истерией. Греческий суффикс "ид" в названии означает "подобие". Истероидная тенденция – не истерия, но «подобие истерии» в поведении здорового человека.

Больные истерией – "истерики" – отличаются стремлением имитировать симптомы различных заболеваний (выступают "в ролях" псевдоастматиков, псевдопаралитиков, псевдоинфарктников и т.д.). Здоровые носители данной тенденции – "истероиды" – тоже склонны к имитации. В этом аналогия между этими двумя поведенческими моделями. Но истероиды имитируют не симптомы болезней, а социальные достижения и выдающиеся способности (они – псевдоаристократы, псевдоталанты, псевдомастера, псевдогерои).

Кроме демонстративной (истероидной) тенденции, клиницистами были выявлены и подробно описаны и другие. Например, агрессивно-взрывная (эпилептоидная), отталкивающе-оригинальная (шизоидная) и т.д.. Совокупность поступков, в которых отчетливо проявляется та или иная тенденция, получила название "тип поведения" или "тип характера". Стремление описать максимальное число возможных тенденций, причем каждую – в формате самостоятельного «типа», привело к возникновению "типологии характеров".

До появления методики "7Радикалов" заинтересованные специалисты (управленцы, психологи, педагоги и др.) имели возможность, в целях распознавания характера индивида, пользоваться исключительно подобными "типологиями". При этом исходили из принципа: если индивид поступает так, как свойственно поступать носителям одной из описанных клиницистами тенденций, следовательно, он принадлежит к соответствующему данной тенденции типу характера.

На этом пути возникало (и существует до сих пор) серьезное затруднение: поведение реального человека, ставшего объектом управленческого (психолого-педагогического) интереса, не вписывается в рамки одного типа. А иного "типология" не предполагает. Указанное затруднение не случайно. Оно связано с условиями формирования клинического подхода. Как правило, наблюдателя-психиатра интересовала лишь основная причина страдания пациента, поэтому его занимало изучение и описание лишь тех феноменов, которые непосредственно связаны с этой причиной.

К примеру, больной истерией мучает себя и других имитациями болезненных симптомов, беспрерывно жалуется, стремясь завладеть исключительным вниманием врача, придумывает несуществующие обстоятельства, оправдывающие его поведение и т.д. Для понимания того, что с ним происходит, врачу вполне достаточно знать, что собой представляет истерия. И врач пытается лечить истерию, а не что-либо другое.

Поэтому для клиники типологический подход вполне приемлем. Всё, что в структуре личности пациента, в его поведении остается за рамками «типа», врачу знать не обязательно, ведь к болезни это «прочее» прямого отношения не имеет. Однако, поведение здорового человека – иное дело. Здесь нельзя ничего игнорировать, поскольку каждое явление – не случайно, всё имеет значение для определения индивидуального психологического потенциала и оптимальных условий его развития. К примеру, в характере (стиле поведения) одного психически здорового индивида обнаруживается истероидная и, скажем, эпилептоидная тенденции, а в характере другого – истероидная и шизоидная. Это вполне реально. Так бывает в жизни.

Если придерживаться "типологии", то следует, выяснив, какая из этих тенденций превалирует, отнести конкретного индивида к соответствующему типу характера. Представим, что у обоих индивидов в данном примере превалирует истероидная (демонстративная) тенденция. Значит, по правилам "типологии" оба должны быть отнесены к "истероидному типу".  Следовательно, при разработке стратегии социально-психологического развития этих индивидов (например, в целях их профессионального роста), описывая их актуальное и перспективное поведение, определяя круг профессиональных задач и адекватных им инструментов, придется исходить из их принадлежности исключительно к данному типу.

Может ли это удовлетворить запросам управленца, психолога, педагога, учитывая, что индивид – обладатель одновременно истероидной и эпилептоидной тенденций (с истероидной доминантой, как мы условились) склонен не просто демонстрировать свои реальные или вымышленные способности, а делать это агрессивно, навязчиво, расчетливо? В то время как индивид, реализующий истероидную и шизоидную тенденции, проявляет себя излишне ярко, сугубо оригинально, нешаблонно, инфантильно, иногда – восхищая окружающих, а подчас – создавая отталкивающий образ там, где он надеялся на благосклонность. Можно ли игнорировать эту несхожесть, эти психологические подробности?

Управленческая практика могла бы существенно выиграть, научившись распознавать характер индивида не грубо, в рамках "типа", а более тонко, дифференцированно, с учётом не только превалирующих, доминирующих тенденций поведения, но и иных поведенческих целей и инструментов, свойственных индивиду. Это могло бы стать "тонкой настройкой" на человека, позволило бы воспринять его во всех содержательных нюансах индивидуальной стилистики поведения. Эту задачу решает методика "7Радикалов".

Базовым понятием методики является "радикал" (слово, производное от лат. radix – корень). Радикал – структурно-функциональный элемент характера индивида, устойчивая совокупность черт (качеств поведения), имеющих одинаковое происхождение (однородных, однокоренных). Автор методики исходит из общепринятого и научно обоснованного представления, что в основе тех или иных поведенческих феноменов (явлений) лежат врожденные особенности темперамента и интеллекта.

Темперамент – это обобщенное название свойств нервной системы человека, обеспечивающих динамику психической деятельности: её скорость, силу, реактивность. В частности, количество энергии, которое человек может расходовать на свои поступки, не истощая себя; скорость переключения с одного информационного потока на другой; степень яркости эмоциональных переживаний и проявлений; способность улавливать органами чувств то, что происходит вокруг.

Интеллект – это набор психических инструментов, позволяющих человеку познавать окружающий и собственный внутренний мир. Воспринимать форму и осознавать существо происходящего, понимать взаимосвязь событий, делать выводы прогностического характера из полученной информации и т.д. К инструментам интеллекта относятся, прежде всего, внимание (способность сосредоточивать сознание на потоке информации), память (способность закреплять полученную информацию «внутри головы» и извлекать ее, когда это нужно), мышление (способность выделять в получаемой информации нечто главное, стержневое, сущностное, отбрасывая все случайное и второстепенное) и речь (способность устанавливать информационные контакты с окружающими).

Радикал – это, по сути, проявление конкретных особенностей темперамента и интеллекта в поведении. Но радикал – элемент характера, а не, скажем, темперамента. Следовательно, его базовые свойства проявляются не непосредственно. Они опосредуются адекватными им технологиями (способами) поведения. Темпераментную (или интеллектуальную) основу радикал получает от природы. Она, чаще всего, генетически детерминирована. А способы поведения, ей соответствующие, радикал обретает в процессе социализации, интеграции в общественные отношения.

Общество, воздействуя на индивида средствами обучения и воспитания, предоставляет ему на выбор целый спектр технологий (способов, образцов) поведения. Эти технологии сформировались за многотысячелетнюю историю развития социума и остались в его культуре, в его традициях, как наиболее результативные приспособительные инструменты, обеспечивающие выживание. Индивид избирательно усваивает предоставленные ему образцы поведения – не все, а только те, которые воплощают его природный темперамент и интеллект. Так формируются радикалы.

Радикал, таким образом, это совокупность технологий (способов, образцов) поведения, усвоенных индивидом, благодаря особенностям его природного темперамента и интеллекта. Важно понимать, что темпераментно-интеллектуальная основа поведения индивида сложна, мозаична. Она может парадоксально включать в себя, казалось бы, взаимоисключающие свойства темперамента. Например, сила (работоспособность) и слабость (истощаемость) нервной системы; подвижность (быстрое переключение сознания между потоками информации) и ригидность ("застревание" в русле одного информационного потока); чувствительность и нечувствительность к слабым внешним сигналам – эти свойства темперамента могут формировать самые различные структурно-функциональные комбинации.

Это, в свою очередь, дает возможность индивиду усваивать разнообразные технологии поведения, формирующие радикалы его характера. В результате, индивид может, к примеру, проявлять в поведении и агрессивность, и доброту; и бесшабашность, и осторожность; и скупость, и расточительность. Более того, как темперамент не может быть «нарисован одной краской», выражен одним свойством, так и реальный характер никогда не состоит из одного радикала (поэтому и не вписывается в рамки одного типа). Это всегда – результат взаимовлияния, взаимодействия нескольких радикалов, каждый из которых – относительно самостоятельное психологическое явление. Автор методики утверждает, основываясь на собственном практическом опыте, а также на информации, получаемой регулярно от других подготовленных и практикующих пользователей, что для содержательного, управленчески значимого анализа поведения индивида достаточно знания семи радикалов.

Их названия: истероидный, эпилептоидный, паранойяльный, эмотивный, шизоидный, гипертимный, тревожный.

Близкое по значению к понятию "радикал" слово в русском языке – "начало". Говорят: "в нём развито творческое начало", "в ней отсутствовало материнское начало" и т.п. Исходя из этого, приведенные выше "технические" названия радикалов можно так перевести на русский язык:

• Истероидный радикал – демонстративное начало.

• Эпилептоидный радикал – упорядоченно-агрессивное начало.

• Паранойяльный радикал – лидерское начало.

• Шизоидный радикал – творческое начало.

• Гипертимный радикал – общительно-развлекательное начало.

Эмотивный и тревожный радикалы в подобном переводе не нуждаются. Первый означает эмоциональную восприимчивость, способность реагировать на нюансы происходящего, отличать гармоническое состояние воспринимаемой системы (предметов и человеческих отношений) от дисгармонического. Второй – склонность пасовать перед новизной, уклоняться от психических и физических нагрузок, стрессов, ответственности.

Технические названия радикалов необходимы для того, чтобы обозначить содержательную взаимосвязь феноменов, описанных в данной методике, и феноменов, выявленных и описанных другими авторами в рамках клинического подхода. В ряде случаев автор "7Радикалов" использует принятые в психологической практике объяснения существа и описания формы поведенческих феноменов, в иных случаях – предлагает собственную оригинальную трактовку, полемизирующую с общепринятой, но логически обоснованную.

Каждый радикал методики "7Радикалов" подробно описан автором по определенной схеме. Первый пункт описания – общая характеристика радикала. Здесь присутствуют два подпункта: происхождение и социальное значение радикала. В подпункте "происхождение радикала" автор выдвигает гипотезу, объясняющую, с его точки зрения, природные условия формирования данного радикала. Это необходимо для того, чтобы логично объяснить, почему радикал привлекает, интегрирует в себя в процессе саморазвития, именно такие технологии поведения, а не иные. Так, например, основа истероидного радикала описывается как сочетание слабости (истощаемости) и подвижности (быстрого и легкого переключения между информационными потоками) нервной системы.

Логика подсказывает, что при такой темпераментной базе характер индивида будет по преимуществу включать в себя технологии поведения, направленные не на достижение реального, трудоемкого результата, а на создание иллюзии, имитации деятельности. Что подтверждается наблюдением за поступками обладателей выраженного (доминирующего) истероидного радикала: даже имея возможность добиться чего-то реального, они часто предпочитают имитацию, с которой им легче управляться.

Основа шизоидного радикала представляется автору не темпераментной, а интеллектуальной. Данный радикал формируется на базе своеобразного мышления – не способного отличить наиболее важный, сущностный признак объекта от его второстепенных, необязательных признаков. В результате чего представление о назначении объекта, о его функциональной нагрузке у обладателей шизоидного радикала меняется. Один и тот же объект предстает перед ними в самых разных смысловых ракурсах. Взаимопониманию с окружающими людьми, большинство из которых мыслят ортодоксально (в данном контексте, однозначно), это не способствует. Зато создает возможности для неограниченной фантазии на тему привычных, банальных явлений и предметов, для безудержных интеллектуальных экспериментов. В подпункте "социальное значение" автор показывает, что каждый радикал представляет собой надежное и полезное средство, обеспечивающее выживание индивида и его окружения.

С этой точки зрения, не существует отрицательных черт характера, «плохих» радикалов. Всё, чем природа одаривает индивида, изначально позитивно и конструктивно. Любой радикал (все входящие в него черты характера, свойства) потенциально востребован, необходим для обеспечения высокого качества жизни. Он вполне может быть реализован в общественно-полезном труде.

В то же время, попытки сформировать характер индивида, игнорируя его природные задатки, а также попытки поставить перед индивидом задачи, не соответствующие его основным радикалам, изначально деструктивны. Они приводят к протестам со стороны индивида, к объективному снижению его поведенческой эффективности (ухудшению результатов при увеличении затрат), к поискам суррогатных форм самореализации, среди которых могут появиться и отчетливо антисоциальные формы поведения.

Второй пункт описания радикала – внешние (наблюдаемые) признаки поведения. Автор исходит из представления о том, что каждый индивид заинтересован быть правильно понятым, воспринятым адекватно. Поэтому никто не скрывает от окружающих присущих ему свойств и качеств (разумеется, выраженных в формах, соответствующих запросам и ожиданиям социальной среды). Среди внешних признаков радикала автор останавливается: а) на оформлении внешности (манера одеваться, украшать себя, соблюдать и применять к себе правила гигиены и т.д.); б) на оформлении обитаемого пространства (отражение особенностей характера в предметном окружении индивида); в) на специфике двигательной активности (характерные мимика, жесты, позы). В отношении эпилептоидного и шизоидного радикалов также обсуждаются и особенности телосложения индивида.

Третий пункт – черты характера (специфичные для данного радикала технологии и качества поведения). В этом пункте радикал "достраивается до целого", т.е. к уже известным из предыдущих разделов качествам поведения добавляются и иные, которые еще не были обсуждены. По завершении первых трех пунктов схемы формируется технологически значимое, подробное описание радикала, позволяющее не только понять его сущность, но и распознать его присутствие в реальном характере лишь на основе наблюдения за поведением индивида (без применения дополнительных тестов).

Четвертый пункт описания методики "7Радикалов" содержит указание на наиболее приемлемые и, напротив, неприемлемые для обладателя радикала профессиональные и общеповеденческие задачи (так как если бы этот радикал находился в доминантной позиции в структуре реального характера). Информация этого раздела крайне важна для целей профориентации и управления профессиональным поведением индивида. Она, по сути, дает возможность формирования самой надежной и мощной – внутренней – мотивации человека к труду, его удовлетворенности трудом.

Пятый, заключительный, пункт схемы – особенности построения коммуникации по отношению к данному радикалу. Рассматриваются наиболее эффективные способы установления и упрочения взаимоотношений с его обладателем, а также возможные грубые коммуникативные ошибки.

Автор подчеркивает, что удовлетворительных универсальных рецептов эффективного социального взаимодействия не существует. Нельзя игнорировать тот факт, что человеку свойственно дорожить отношениями с теми, кто облегчает его жизнь, и разрушать связи с людьми, которые ему жить мешают. Чтобы установить конструктивные и психологически комфортные отношения, необходимо хорошо понимать индивидуальную психологию своего партнера (партнеров).

Описывая формы проявления и качества радикалов, автор также указывает на возможность применения этих знаний при проведении деловых переговоров, выяснении потребительских предпочтений, выборе адекватных форм продвижения товаров и услуг на рынке, рациональном распределении внутрисемейных обязанностей и др. При желании эти указания могут быть развиты заинтересованными специалистами до уровня тематических исследований.

Приведенная схема отражает лишь первую часть методики "7Радикалов". Важно отдавать себе отчет в том, что реальный характер – не конгломерат из отдельных радикалов, по существу мало связанных между собой. Характер – это интегрированная система поведения, в которой каждый входящий в нее радикал тесно взаимодействует с остальными, оказывая определенное влияние на поведение в целом. Образно говоря, радикалы – не отдельные цветки в букете, а ингредиенты смеси. В каждого индивида они "добавлены" природой в определенной номенклатуре, количестве и пропорции, что и формирует характер.

Второй частью методики является распознавание реального характера и обучение способам управления им. С этой целью вводится понятие "психологический профиль" – схематическое изображение реального характера в виде иерархической последовательности входящих в него радикалов.

Определены два этапа разработки психологического профиля. На первом этапе специалист-пользователь методики по внешним, преимущественно, признакам поведения выявляет (распознает) наличие в реальном характере тех или иных радикалов. Принцип распознавания: если очевиден хотя бы один признак радикала (специалист может обосновать, доказать его присутствие в поведении), то и весь радикал в целом считается входящим в структуру характера. На данном этапе вопросы относительной выраженности радикалов не рассматриваются.

Второй этап – установление иерархии радикалов (доминирующего, субдоминирующего и т.д., вплоть до наименее выраженного радикала). На этом этапе применяется специально разработанная для этих целей методика попарного сравнения радикалов. Результатом попарного сравнения является корректный (доказанный и обоснованный) психологический профиль индивида. В нем установлен доминирующий радикал, задающий приоритетную цель поведения. При этом исследователь понимает, что остальные радикалы профиля формируют специфическую среду достижения этой цели, снабжают доминирующий радикал своими характерными поведенческими инструментами.

Это взаимодействие радикалов – цель и "обслуживающие" ее достижение психологические средства – на заключительном третьем этапе методики описывается в виде психологического портрета. Психологический портрет – подробное, выполненное литературным общедоступным языком, описание стиля социального поведения, присущего индивиду. Психологический портрет содержит, как правило, два основных раздела: общую часть (констатация ведущей тенденции характера и условий ее проявления) и специальную часть (ответы на конкретные прикладные вопросы, поставленные перед психологическим исследованием). Психологический портрет является информационным продуктом, на получение которого и направлена методика "7Радикалов".

Разработана методология преподавания "7Радикалов" слушателям, как имеющим специальное психологическое образование, так и не имеющим такового. Методология существует в нескольких вариантах: лекционном, тренинговом, а также в варианте тренинга для тренеров.

 
 

ОБ АВТОРЕ МЕТОДИКИ "7РАДИКАЛОВ"


Пономаренко Виктор Викторович — психолог-практик, управленец, врач, исследователь в сфере индивидуальной и социальной психологии, преподаватель высшей школы, журналист, драматург, бард… Впрочем, все по порядку.

Пономаренко В.В. родился 7 июля 1962 года в небольшом уральском городке Талица (среди его земляков, в ряду прочих достойных людей, легендарный разведчик Н.И.Кузнецов и президент России Б.Н.Ельцын). Отец Виктора Викторовича — Виктор Николаевич Пономаренко — был кадровый военный, инженер, деятель науки, удостоенный Государственной премии СССР. Мама — Пономаренко (Плахотина) Тамара Трофимовна — врач, верная спутница своего мужа в его многолетних скитаниях по самым отдаленным гарнизонам, сподвижница, обеспечившая надежный семейный тыл одному из основателей крупного научно-исследовательского центра.

Alma mater — "вскормившей матерью" — для В.В.Пономаренко стал 2-й Московский Ордена Ленина государственный медицинский институт им. Н.И.Пирогова. Формирование молодого человека в стенах именно медицинского вуза — дорогого стоит. Жизнь и смерть, боль, страдание, надежда, достоинство, верность долгу… Все это для студента-медика — не просто красивые книжные слова. Это реальность, с которой приходится знакомиться близко. Если даже кто-то попытается малодушно отвернуться от этой реальности, она возьмет за плечи, чувствительно встряхнет и заставит смотреть ей прямо в глаза. Медицина — хорошая школа, в ней ученики рано становятся серьезными.

Студенческие годы, наполненные событиями, казалось, промелькнули. Не успели первокурсники произнести торжественную клятву, как уже на прощальном вечере они — теперь выпускники 2-го МОЛГМИ, смахивая слезы со щёк, распевали песню на слова В.В.Пономаренко: "О начале, о новой дороге эта песня — знакомый мотив. Доктора, мы подводим итоги, здесь расходятся наши пути. Кто же знал, что так быстро промчатся дни учебы, покоя пора? Как не хочется с вами прощаться, доктора, доктора, доктора!"

Однако поприще врача-терапевта, на котором В.В.Пономаренко начал, было, себя испытывать, не стало для него основным. Увлечение психиатрией, а позже — психологией, привело его в интереснейшую область науки и практики — в профессиональный психологический отбор кадров.

Начинать, как водится, пришлось почти с чистого листа, несмотря на пройденные этапы повышения квалификации. Недостаток знаний и умений возмещался сообразительностью. Первыми, на ком случилось оттачивать профессиональное мастерство, стали солдаты-новобранцы, кандидаты на зачисление в учебное подразделение — в т.н. "учебку" — где готовили младших командиров для Советской Армии. Дело в том, что после полутора лет работы участковым терапевтом В.В.Пономаренко, по его инициативе, был призван на военную службу, надел погоны лейтенанта и стал врачом воинской части.

Молодых солдат на медико-психологическое обследование привозили ежедневно на трех автобусах — что-то около ста пятидесяти человек в день. Все было организовано так, что на общение с каждым обследуемым психологу отводилось не более трех минут, и надо было, не то, чтобы спешить, но весьма поторапливаться с выводами. Способен ли восемнадцати-, двадцатилетний юноша стать сержантом — опорой командира взвода, роты? Или есть в его характере, в его личности нечто, что может воспрепятствовать этому? — Как ответить на этот вопрос за три минуты?

Ничего иного не оставалось, как запускать в кабинет сразу по пять-семь человек и, пока шла беседа с одним, краем глаза следить за остальными — как ведут себя: спокойны, уравновешенны или легко возбудимы, говорливы, непоседливы? В беседе задавать пару-тройку вопросов на сообразительность и общую эрудицию, запрашивать информацию у хирургов — нет ли у бойца татуировок сомнительного содержания в интимных местах? И руководствоваться мудрым правилом, преподанным учителями: "Какой же он дебил, если закончил техникум?!"

Так, по крупицам, рождался — нет, не психологический портрет, конечно, а "набросок" исследуемого характера. Но дорого было то, что в этом наскоро выполненном наброске действительно угадывались качества реальной личности. И уже тогда, по-видимому, приходило в голову, что в сиюминутном поведении человек отражается весь, целиком и полностью, как мир в капле воды.

С февраля 1989 года В.В.Пономаренко — сотрудник ведомственной Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и психологии труда. Начал со скромной должности психолога, затем стал научным сотрудником, старшим научным сотрудником, руководителем научно-практического подразделения. Прошел прекрасную школу научной работы под руководством Б.В.Кулагина. Со временем возглавил научно-исследовательский отдел.

Более десяти лет, насыщенных уникальными исследованиями и практикой, прошли в стенах ЦНИЛ ПФПТ. На долю В.В.Пономаренко выпала желанная для любого профессионала удача — решать творческие задачи, как рутинные. Приходилось, основываясь на известных психологических технологиях, изобретать оригинальные подходы, методики, способы получения объективной информации о людях, их поступках — прошлых, настоящих и будущих. В сферу научных интересов входили вопросы профессиографии редких специальностей, профессионального отбора для работы в особо сложных условиях, формирования резерва руководящих кадров, исследования и прогнозирования социальной надежности личности…

Столь разнообразная деятельность требовала соответствующей квалификации. В 1994 году В.В.Пономаренко закончил психологический факультет Российского государственного социального университета. Кроме того, изучал вопросы нейрофизиологии под руководством ведущих специалистов в области биоэлектрической активности мозга — Е.А.Жирмунской и О.М.Гриндель.

Много усилий было положено на создание ведомственной системы психологического отбора, подготовки и реабилитации сотрудников, испытывающих по роду службы значительные стрессовые нагрузки. Для того чтобы изучить так называемые "сложные условия" изнутри В.В.Пономаренко неоднократно выезжал в командировки в охваченную боевыми действиями Чечню, другие "горячие точки". Наблюдал, опрашивал, тестировал тех, кто выполнял там свои служебные обязанности, жил с ними одной жизнью.

По возвращении на "большую землю" эти материалы превращались в научные отчеты, статьи, инструкции, методические рекомендации, а также в специально созданные для их реализации структуры. Эти методики, регламенты и структуры актуальны и сегодня. Накопленные знания и опыт, конечно, не оставались невостребованными. В.В.Пономаренко стал известным (в кругах специалистов, разумеется) экспертом по вопросам психологической диагностики, прогнозирования и управления поведением.

Трудно, пожалуй, назвать криминальное событие, волновавшее российское общество в середине 1990-х годов, исследование психологических аспектов которого не было бы поручено В.В.Пономаренко. Вот те, о которых можно упомянуть: террористические акты в московском метро, взрывы в троллейбусах на Пушкинской площади, убийства журналистов Холодова, Листьева, похищение в Чечне группы тележурналистки Елены Масюк, поимка серийного убийцы в парке "Лосиный остров", попытка захвата самолета в аэропорту "Шереметьево"… Все эти события широко обсуждались в СМИ, многие из них были взяты на контроль президентом и премьер-министром страны.

Можно спросить: почему среди заслуг специалиста упоминаются преступления, которые так и не были раскрыты? — Ведь это, скорее, фиаско, чем победа. Во-первых, сам факт выбора эксперта-психолога, привлекаемого к расследованию т.н. "громкого" дела, уже свидетельствует о доверии к его профессионализму. Во-вторых, на все заданные вопросы следователи получили внятные ответы, которые затем нашли объективное подтверждение. Так что свою часть задания В.В.Пономаренко в каждом конкретном случае честно и компетентно отработал. Подтверждением тому служат государственные награды, прежде всего, медали Ордена "За заслуги перед Отечеством" 2 и 1 степеней, которых удостоен В.В.Пономаренко за свою работу именно в качестве психолога.

С годами рос интерес к внедрению в практику решений, найденных в процессе исследований. Причем в широкую практику, охватывающую многие отраслевые структуры. В.В.Пономаренко, закончив с отличием в 1999 году Российскую Академию государственной службы при Президенте РФ, перешел из научно-исследовательского учреждения в сферу управления ведомственной медициной. Вначале возглавил информационно-аналитический отдел, а затем стал первым заместителем начальника Медицинского управления.

На этом посту приходилось руководить десятками медицинских учреждений, рассредоточенных по России. Решать на ведомственном и государственном уровне проблемы медицинского обеспечения военнослужащих, пенсионеров вооруженных сил, членов их семей. В.В.Пономаренко работал в составе правительственных комитетов и комиссий, участвовал в разработке законопроектов в Государственной Думе.

В 2003 году над ведомственной медициной сгустились тучи. Идеологами административной реформы было принято решение о её ликвидации, и передаче всех её функций, вместе с учреждениями, оборудованием и персоналом, единой системе общественного здравоохранения. В.В.Пономаренко активно включился в борьбу за сохранение военной медицины. Он неоднократно выступал перед российскими сенаторами — членами профильных комитетов Совета Федерации, непосредственно готовил текст обращения Федерального Собрания к Президенту России "О критическом положении военной медицины". Обращение было поддержано главой государства.

Позиция в защиту военной медицины восторжествовала. Однако, самому В.В.Пономаренко, который в этом вопросе, по сути, выступил против решения Правительства (что для чиновника недопустимо во все времена и при всех властях!), пришлось оставить службу и заняться частным консультированием.

Профессионал долго остается профессионалом. Чиновник В.В.Пономаренко никогда не переставал быть высококлассным психологом. Когда в 2002 году произошел драматический захват террористами Культурного центра на Дубровке ("Норд-Ост"), Виктор Викторович был уже руководителем, управленцем. Тем не менее, именно ему было поручено сформировать и возглавить группу психологов при Оперативном штабе, располагавшемся в Госпитале ветеранов войны.

Какое значение имели сведения, добытые психологами-диагностами (подчас, с риском для жизни), для проведения операции по уничтожению террористов — неизвестно. Известно лишь, что все подготовленные ими аналитические записки легли на стол руководству страны.

Сегодня В.В.Пономаренко — Президент Бизнес-Школы «7Радикалов», председатель правления Автономной некоммерческой организации "Центр эффективных технологий обучения". Он много преподает в различных высших учебных заведениях Москвы, в частности, в РАГС при Президенте РФ, в Институте бизнеса и делового администрирования, Высшей школе кадрового менеджмента Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, Институте репутационных технологий "Арт&Имидж", в Центре эффективных технологий обучения.

Свои взгляды на возможность распознать характер человека и управлять его поведением (прежде всего, в его собственных интересах) В.В.Пономаренко обобщил в ряде монографий (см. выше "О методике"). Кроме того, он автор книги "Управление конфликтами" (АСТ-Олимп, 2008 г.) и десятков журнальных публикаций по тематике прикладной психологии и организационного поведения.

У каждого человека есть — в том или ином варианте — свой девиз. Девиз Виктора Пономаренко можно, пожалуй, сформулировать так: "Представление об ограниченности наших возможностей — не более чем следствие ограниченности наших представлений".

 


О КНИГАХ ПО МЕТОДИКЕ "7РАДИКАЛОВ"

           

"ПРАКТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРОЛОГИЯ с элементами прогнозирования и управления поведением" — книга, созданная на основе тридцатилетнего психологического и более чем двадцатилетнего педагогического опыта одного из ведущих специалистов в области прикладной психологии В.В.Пономаренко.

"Практическая характерология" по существу представляет собой профессиональную методику, позволяющую без применения диагностических тестов, буквально — на взгляд, определять индивидуальные психологические особенности человека.

Важно, что автор убеждает читателя в том, что в принципе не существует «плохих» черт характера, любой характер — благо. Нужно только правильно понимать его и учиться им управлять для повышения эффективности поведения.

Цель "Практической характерологии" — повысить психологическую компетентность читателей, дать им знания, необходимые во всех, без преувеличения, сферах межличностного взаимодействия.

Материал книги дает возможность полно и достоверно распознавать "сильные" и "слабые" стороны любого партнера по общению. Эти знания востребованы не только в области управления персоналом, клиенториентированном бизнесе и т.п., но и, не в последнюю очередь, в семье, среди близких людей, которые нуждаются в истинном — рациональном — понимании и поддержке.

Методика, изложенная в книге, стала результатом переосмысления и обобщения опыта практического применения автором классических психодиагностических подходов.

Решая уникальные по сложности задачи распознавания и управления поведением, автор нашел способ использовать теоретические, подчас — несколько умозрительные, разработки предшественников с наибольшей результативностью.

Многие хорошо известные специалистам термины, понятия на страницах книги получили новую качественную интерпретацию.

Такая "вольность" в обращении с классикой редко находит поддержку среди психологов-теоретиков. Однако в данном случае дело обстоит иначе.

Автор, после выхода в свет пробного издания "Практической характерологии" (Москва, "Русский издательский дом", 2004 г.), был приглашен для ведения курса в таких уважаемых вузах как Российская академия государственной службы при Президенте РФ, Институт бизнеса и делового администрирования РАНХиГС при Правительстве РФ и ряде других.

Книгу читают в Государственной Думе, Совете Федерации, широко обсуждают в Интернете.

В 2005 году "Практическая характерология" в несколько сокращенном варианте была опубликована в журнале "Секретарь-референт" и, по мнению читателей и редакции, была признана лучшим годовым проектом журнала.

Несмотря на объективную сложность обсуждаемого предмета и глубину его проработки, от которой сознательно не отказывается автор, книга доступна для широкого круга читателей. Автору помогает его педагогический опыт.

Аудитория, на которой годами оттачивалась подача материала, была действительно широка: от студентов курса рекламы и PR, до профессоров психологических вузов, от владельцев парикмахерских салонов до руководителей министерств и ведомств.

Кроме того, автор много работает в жанре художественной литературы: он поэт, драматург, произведения которого получили высокую оценку признанных мастеров культуры. "Чувство слова", которым обладает автор, делает книгу понятной и легко читаемой.

Предисловие к "Практической характерологии" написано прекрасным психологом, известным в России тренером, доктором психологических наук Александром Михайловичем Князевым.

В настоящее время вышло несколько доработанных изданий данной книги.